Зарубежный опыт

7

Через два года в Москве откроется школа для одарённых детей «Летово». Её создатели намерены объединить традиции российского образования с опытом самых успешных школ мира. 

Чтобы «подсмотреть» лучшие образовательные методики, специалисты посещали эти школы, ходили на занятия вместе с детьми и даже жили в школьных кампусах. Директор школы Михаил Мокринский и руководитель проекта «Летово» Полина Мальцева рассказали, как в этих школах организована учебная и внеучебная жизнь.

1. Обстановка постоянных интеллектуальных поисков

«Учебный процесс — разнообразный и интересный — должен начинаться в семь утра и заканчиваться в девять вечера».
Школа: Winchester College, Великобритания.

Winchester College — одна из старейших школ Великобритании, она основана ещё в XIV веке. Это целый исторический городок, в котором ученики живут на условиях полного пансиона в старых двухэтажных зданиях XVIII–XIX веков.

В школу принимают только мальчиков. И среди них нет тех, кто приходит лишь на уроки или даже уезжает домой на выходные. Благодаря этой традиции ученики полностью погружаются в интеллектуальную среду: здесь дети начинают учиться в семь утра и заканчивают в девять вечера. И это не значит, что у них нет свободного от уроков времени. Просто в свободное время они продолжают учиться, пусть и не сидят за партой.

В Winchester создаётся обстановка постоянных интеллектуальных поисков. Центром внеучебной жизни становятся библиотеки, которые есть в каждом корпусе. В школе есть традиция совместного чтения газет и обсуждения повестки дня. Школа подталкивает детей к тому, чтобы они учились формировать и высказывать своё мнение по поводу очень разных событий, необязательно напрямую связанных с предметами в расписании.

Как устроено образование Великобритании

Одна из традиций, которая способствует этому, — совместные трапезы учителей с детьми. Учителя, как и студенты, живут в кампусе, и на каждый обед или ужин приходят в один из корпусов. В это время ученики могут уточнить всё, что не поняли на уроке, и задать любой вопрос. Тут они не скованы дисциплиной школьного класса. Учителя, в свою очередь, обсуждают с детьми последние новости или любые другие важные темы. Ежедневные неформальные беседы с учителями приучают детей к интеллектуальному общению, к творчеству в диалоге. Дети узнают, что учитель — это человек, который всегда готов поддержать тебя в поиске, помочь при исправлении ошибки и при выборе будущей академической карьеры.

2. Встречи с интересными людьми

«Это не просто беседа для поддержания разговора, а открытый диалог без обиняков».
Школа: Phillips Exeter, США.

Phillips Exeter — одна из лучших американских школ, и гости приезжают в неё довольно часто. Это и приглашённые спикеры, и работники образования, и знаменитости: экскурсии для таких гостей проводят сами дети. У старшеклассников есть сетка дежурств: к каждому гостю «прикрепляют» ребёнка, который все показывает и рассказывает.

«Я сказала, что буду в школе в два часа дня, и у стойки администрации меня встретила девочка Кейт из восьмого класса. Она пошла меня водить по всей школе — вот здесь у нас science building, вот здесь мы живём, вот столовая. Это часовой тур, который проводится для всех посетителей. За этот час есть время поговорить не только об устройстве школы. Меня удивила степень осознанности и взрослости этого разговора с 13-летней девочкой. Она выяснила откуда я, что я учусь в бизнес-школе, расспросила о преимуществах моей бизнес-школы по сравнению с другими. Выяснила, где я работаю, и расспросила о преимуществах работы в консалтинге. Это был диалог на равных, в котором я выясняла, как работает школа, а она задавала вопросы, которые важны ей». Полина Мальцева.

Два часа каждую среду выделены на общение с приглашённым спикером. За пять лет обучения дети успевают пообщаться более чем с 200 людьми из самых разных сфер. К ним приезжают члены парламента, нобелевские лауреаты, режиссёры, известные писатели (Дэн Браун, например, тоже выпускник Phillips Exeter).

В результате каждый ученик десятки раз за год встречается с незнакомыми взрослыми людьми. Они умеют задавать прямые вопросы и разговаривать на равных, не стесняясь дотошно выяснять всё, что их интересует. Это и хорошая языковая практика: дети сталкиваются с десятком разных стилей и манер и учатся просто и доступно выражать свои мысли.

«Если ты впервые сталкиваешься с тем, что перед тобой сидит незнакомый человек из России, ты, наверное, стесняешься. Когда это происходит в десятый раз, ты думаешь — так, он тут первый и последний раз, поэтому задам-ка я ему все вопросы которые всегда меня интересовали о России. И это будет не просто беседа для поддержания разговора, это будет открытый диалог без обиняков». Михаил Мокринский.

3. Разнообразие форматов обучения

«Каждому по особенностям».
Школа: Winchester Colleges, Великобритания.

В Winchester каждый день есть разные типы занятий по одному и тому же предмету. Например, литературу изучают сразу с трёх разных сторон: на одном уроке детям предлагают материал для анализа, чтобы они научились отличать стилистику, распознавать цели высказывания и приёмы автора. На другом — обсуждают моральные проблемы и историческо-художественный контекст произведений: эпоху, личность автора и то, почему ему было важно написать об этом. И, наконец, самый глубокий уровень изучения — это лингвистический анализ текста. На этих уроках дети учатся получать удовольствие от трудного текста, часто — на чужом языке. К примеру, школьники, изучающие русский язык, на этих уроках читают гоголевскую «Шинель». Учитель ведёт их к тому, чтобы, столкнувшись с неологизмами Гоголя, дети ощутили, как вызывающе интересно встретить в чужом языке эпитет, созданный автором здесь и сейчас.

В результате за один и тот же день ребёнок получает очень разный опыт работы с текстом — переходит от высоких рассуждений о смысле произведения к детальному разбору и анализу конкретных фраз. Этот опыт собирается воедино: дети учатся смотреть на одно и то же явление с самых разных точек зрения.

Конечно же, лингвистический анализ Гоголя будет интересен не каждому. Даже среди одарённых детей есть люди с совершенно разными увлечениями и интересами. Если заставить талантливого математика углублённо изучать филологию, велика вероятность, что он покажется весьма посредственным учеником. Поэтому в одном и том же классе есть разные уровни изучения каждого предмета, и дополнительно изучать русский или немецкий языки будут дети со способностями к филологии.

4. Индивидуальные консультации по выбору профессии

«Как осознанно выбрать между Гарвардом или Стэнфордом?»
Школа: практически все школы в США и Великобритании.

В Великобритании и Америке со школами работает служба College& Career counselor. Counselor — буквально «советник». Это человек, который помогает ребёнку сориентироваться во многообразии вариантов будущей карьеры. Это настоящий личный консультант, с которым в 8–9 классе ребёнок встречается раз в триместр, а ближе к выпуску — каждую неделю. Этот человек владеет полной информацией об учебных и вне учебных достижениях ребёнка и на их основе обсуждает с ним перспективы поступления в вуз и дальнейшей карьере.

Как проходит день в американской школе

Если школьник хочет заняться консалтингом, сотрудник карьерного центра объяснит ему, чем отличается корпоративный, частный и инвестиционный банкинг, и поможет понять, что именно ему интересно. Российские школьники узнают это в лучшем случае в вузе.

«Как осознанно выбрать между Гарвардом или Стэнфордом? Для нас это два красивых названия, но на самом деле есть много показателей для осознанного выбора. Это культура вуза, коллектив профессоров, который сложился именно в этом году. Например, в Стэнфорде сейчас лучшая профессура в мире по предпринимательству. В Карнеги-Меллон — по маркетингу. Через 50 лет это может поменяться. И ребёнку всё это объясняют, выбирая с ним подходящую именно ему кафедру и направление». Полина Мальцева.

Лучшие зарубежные университеты помимо выпускных экзаменов, учитывают внеакадемическую активность и интересы. И старшие классы — это время, за которое ребёнок должен создать максимально интересное портфолио. Школьникам, которые увлекаются благотворительностью, консультант посоветует помимо участия в кружках попробовать получить лидерский или предпринимательский опыт в этой сфере — например, организовать фестиваль. Если он увлекается наукой — провести собственное исследование.

Одновременно в школы регулярно приезжают представители корпораций разных отраслей. Они отвечают на вопросы детей о сути работы в компании и о том какой набор навыков мне нужно развить чтобы попасть в это направление и быть успешным.

5. Лидерство

«Быть лидером — не значит просто быть крутым».
Школа: Raffles Institution, Сингапур.

Школа Raffles Institution, основанная в 1823 году, — одна из самых старых и престижных школ Сингапура. Это независимая школа, которая сосредоточена на воспитании в учениках лидерских качеств в интересных им сферах.

«Быть лидером — не значит просто быть крутым. Это значит знать свои сильные стороны и уметь их использовать в обучении и в профессии. Лидером можно быть в совершенно разных сферах — будь это госслужба, благотворительность или социальные проекты». Михаил Мокринский.

Программа по воспитанию лидерских качеств — обязательная часть обучения в средних и старших классах Raffles Institutios. После нескольких семинаров дети выбирают один из перечня социальных проектов и на две недели становятся его частью — наблюдают, участвуют в работе и помогают решать внутренние проблемы. Они могут попасть в правительство или в цветочный магазин и даже уехать в другую страну, например, на плантации в Бангладеше. Могут выбрать помощь в доме престарелых или работу в стартапе.

«Цель не в том, чтобы дети потрудились на сборке риса, а в том, чтобы они поняли, как это работает и что можно изменить. Это не то же самое, что советское „на картошку“. Здесь ребёнок должен разобраться в незнакомой ситуации, взять на себя ответственность за часть работы и предложить свои решения». Михаил Мокринский.

6. Связь с местным сообществом

«Подростки приходят во двор не только побегать и пошуметь, но чтобы зайти в гости к пожилому человеку и чем-то помочь».
Школа: Raffles Institution, Сингапур.

Лидерство — это также умение брать на себя ответственность. В школы для одарённых детей попадают избранные, и если не прививать им ответственность перед теми, кто в эту систему не попал, у детей формируются неправильные ценности. Поэтому во многих зарубежных школах принято подталкивать детей к участию в жизни местного сообщества. Они устраивают ярмарки и фестивали, помогают пожилым жителям и социальным организациям. Это помогает детям увидеть, что помимо их семьи и друзей в мире есть кто-то ещё.

«К примеру, есть московская школа, которая каждый год приглашает ветеранов на концерт 9 мая. А есть школа, которая постоянно взаимодействует с этими ветеранами в течение года. И тогда на 9 мая они приходят домой — к знакомым детям. И когда ученики школы после учёбы переходят через улицу и идут гулять в соседние дворы, никто их оттуда не прогоняет. Потому что подростки приходят сюда не только побегать и пошуметь, а чтобы зайти в гости к пожилому человеку, выпить чаю и чем-то помочь. Ребёнку тоже важен положительный опыт общения с другим поколением. Так школа строит мостик вовне». Михаил Мокринский.

7. Школьные клубы

«Бюджет клуба частично формируется школой, но большую часть денег собирают дети».
Школа: Raffles Institution и большинство школ в США и Великобритании.

В российских школах самая привычная форма внеучебной активности — кружки, которые ведут учителя. Зарубежные школьники после уроков расходятся по делам клубов — сообществ по интересам, которые дети создают сами. Работает это так: ребята, которые интересуются робототехникой или благотворительностью, или футболом, собираются вместе и заявляют о своём желании основать клуб. Взрослый в этом деле всё-таки нужен: дети должны найти курирующего учителя. Поэтому, например, клуб любителей вина никогда не будет создан, потому что ни за что не найдёт себе учителя. Куратор не должен помогать в организации (хотя может), главная его задача — чтобы деятельность клуба оставалась в рамках дозволенного и разумного.

Почему троечники успешнее отличников

Управляют жизнью клуба сами дети. Из своего числа они выбирают президента, казначея, менеджеров по организации мероприятий. Придумывают, какие мероприятия провести и что для этого нужно. Например, каждый вторник проводить игру в футбол, а раз в месяц приглашать в школьный кампус известного футболиста.

Казначей — это по сути финансовый директор клуба. Он отвечает за бюджет, который частично формируется школой, но большую часть денег собирают дети. Они могут провести ярмарку, продать билеты на концерт или продавать брошюры. Собранные деньги тратятся на внутренние дела клуба, а в конце каждого месяца школьники представляют отчёт.

У детей формируется ответственность, они участвуют в организации мероприятий, обсуждении бюджета, планировании. У каждого участника — своя роль. В клубах собираются дети разных возрастов и каждый год состав меняется: младшие смотрят на старшеклассников, а на следующий год сами становятся на их место.

В «Летово» не собираются слепо применять увиденные принципы и методики. По словам Михаила Мокринского, это лишь материал к размышлению, который ляжет в основу собственной концепции школы. Что-то команда уже решила взять на вооружение — например, совместные трапезы и школьные клубы. Остальные принципы будут обсуждать и адаптировать для российской школы.

«К счастью, всему, чему нужно учиться, нужно учиться творчески. Каждый опыт, который мы видели, был опытом не для повторения, а для осмысления. Из всего этого можно сделать одеяло из лоскутков, а можно свой ковёр, в который ты вплетаешь разные узоры. Поэтому каждое решение будет состоять из трёх частей: наш опыт и наши традиции, находки которые мы увидели в разных местах и наши собственные придумки, которые родились на стыке первого и второго. Только так может родиться школа, которая не пытается повторить чужой опыт, а пытается решить собственную задачу». Михаил Мокринский.